Армения намерена отсудить у Грузии около 450 церквей?

Обращение духовного предводителя армян Грузии, главы епархии Армянской апостольской церкви (ААЦ) Вазгена Мирзаханяна о необходимости "вернуть" ААЦ сотни церквей, принадлежащих Грузинской православной церкви, вызвало живой интерес. Вазген Мирзаханян попал в фокус общественного внимания еще в ходе нашумевшей истории с Ваагном Чахаляном – одним из лидеров "борцов за автономию Джавахети" (региона южной Грузии с преимущественно армянским населением), который был арестован за экстремистскую деятельность во время правления Михаила Саакашвили, но помилован новыми властями страны после победы на парламентских выборах 2012 года коалиции "Грузинская мечта".

Чахаляна, вышедшего на свободу по амнистии, глава армянской епархии первым делом пригласил в главную армянскую церковь Тбилиси, где его встречали если не как святого, то как героя и борца с "грузинским империализмом". Саакашвили не скрывал горькой обиды по этому поводу, напоминая о делах, свершенных во блага народа Джавахети - новой автотрассе, больницах, школах и, самое главное, о предоставлении армянской церкви статуса юридического лица в Грузии. До того, таким статусом обладала лишь Грузинская православная церковь (ГПЦ). Свое решение Михаил Саакашвили с трудом "продавил" в парламенте, несмотря на позицию ГПЦ. А ведь тогда многие предупреждали, что статус юрлица будет использоваться как инструмент в бесконечных спорах о "принадлежности церквей", причем на международном уровне.

История с Чахаляном не забылась, как важный симптом настроений, царящих в армянской епархии. Поэтому сообщение о требовании армянской епархии вернуть ей сотни грузинских церквей, не вызвало особого удивления. Споры на этот счет продолжаются уже десятки лет, еще с советских времен, когда в Грузии и Армении существовали специальные управления "по защите памятников". На бесчисленных конференциях и семинарах, грузинские и армянские историки до хрипоты спорили об "истинной принадлежности" того или иного памятника.

Однако после обретения независимости и возвращения "памятников" их законным владельцам, то есть грузинской и армянской церквям, в этой сфере был введен негласный принцип, похожий на принцип "нерушимости границ". Обе стороны долгое время пытались разрешить все спорные вопросы, не вынося их на суд широкой общественности, чтобы не накалять страсти.

По мнению грузинского историка Пааты Бухрашвили, сами по себе споры и разногласия по поводу происхождения церквей вполне нормальное явление с учетом исторических процессов: "Нет ничего удивительного в наличии армянских церквей в Грузии и грузинских церквей в Армении, – заявил ученый "Вестнику Кавказа". – Армяне были интегрированы в грузинское государство, а в титулатуре грузинских царей упоминалась и Армения. Армянская и грузинская общины были тесно переплетены. Нередки случаи, когда при раскопках армянских церквей в Тбилиси обнаруживается грузинская основа. В Армении множество грузинских церквей, например Ахтала. А до раздела диофизитов и монофизитов армяне и грузины составляли единую религиозную общину. Поэтому во многих церквях той эпохи (V-VI веков) есть как грузинские, так и армянские надписи". По мнению Бухрашвили, сейчас "определенные силы пытаются политизировать вопрос и нагнетать страсти по этому поводу".

Судя по всему, именно стремлением "политизировать" вопрос о принадлежности церквей и вызвано обращение владыки Вазгена Мирзаханяна о "возвращении" его епархии 450 грузинских церквей, большинство из которых действующие. В них проходят богослужения, а их паства – православные христиане. По данным "Вестника Кавказа", обращение главы армянской епархии стало лишь первым шагом к началу открытого (причем межгосударственного) спора о принадлежности церквей. Понимая, что рассматривать этот вопрос в международных церковных инстанциях бесперспективно, армянская сторона планирует перевести его в плоскость "культурного наследия" и намерена обратится в ЮНЕСКО.

В МИД Грузии корреспонденту "Вестника Кавказа" заявили, что ничего не слышали о подобных планах. Но если учесть, что грузинское дипломатическое ведомство нередко узнает о важных процессах не в первую и даже не во вторую очередь, отсутствие у грузинских дипломатов информации не означает отсутствия планов у их будущих оппонентов.
Очевидно, что обращение в ЮНЕСКО – лишь первый шаг по "фиксации" проблемы на международном уровне. Дальше последуют внесение исков в международные судебные инстанции, обращения в Совет Европы, ее специализированные структуры и так далее.
В патриархии ГПЦ "Вестнику Кавказа" заявили, что слышали о подобных претензиях, но не более того. "У нас тоже есть список грузинских церквей в Армении", - многозначительно заметил в беседе со мной один из иерархов ГПЦ.

Таким образом, если армянская сторона все же вынесет вопрос на международный уровень, это может вылиться в многолетние тяжбы, встречные иски и еще большую политизацию вопроса, с неминуемой перспективой охлаждения межгосударственных отношений.

43550 просмотров

Автор

Георгий Калатозишвили

Журналист

Популярные