Гибель сотрудника российского посольства в Абхазии

Дмитрий Вишернев
Дмитрий Вишернев

Вчера утром в столице Абхазии был убит первый секретарь посольства Российской Федерации Дмитрий Вишернев. Покушение было «приурочено» к пятилетней годовщине установления дипотношений между Россией и Абхазией. Уже одно это обстоятельство позволяет утверждать, что убийство носило характер политической демонстрации.

Нападение произошло у дома, в котором жил дипломат, и совершено было открыто. Это позволяет отмести бытовые версии. Возможность личного конфликта погибшего дипломата с представителями местного криминального мира тоже исключается - из абхазских преступников никому не придет в голову убивать сотрудника российского посольства без санкции «авторитетов» ни с целью грабежа, ни из личной неприязни. Причастность грузинских спецслужб очень сомнительна. Во-первых, грузинские диверсии в последние годы стали чрезвычайно редкими. Во-вторых, учитывая прочность российско-абхазских связей, это преступление само по себе ничего не дало бы грузинской стороне. В-третьих, в Тбилиси слишком заняты последним этапом передела власти.

Итак, убийство было заказным и планировалось не случайными людьми, а политический фон, на котором оно совершилось, дает возможность предположить и побуждения, которые руководили заказчиками.
Текущий год был исключительно удачным для развития российско-абхазских отношений. Несколько последних встреч абхазского президента – сначала с вице-премьером Александром Хлопониным 9 июля, а затем с Владимиром Путиным 15 и 25 августа, позволили прояснить много важных вопросов и укрепили как российско-абхазское сотрудничество, так и авторитет Александра Анкваба. Особенно важной была беседа в Пицунде 15 августа: ни разу с абхазскими лидерами не встречались представители российского руководства в таком широком формате. Есть все причины предполагать, что именно сегодня, спустя пять лет после официального дипломатического признания Абхазии, появилась возможность решить самые сложные вопросы и заложить фундамент для российско-абхазской интеграции на многие годы вперед.

Даже в официальной плоскости взаимоотношения между Россией и Абхазией в последние месяцы были безоблачными, как никогда прежде. 26 августа исполнилось пять лет с момента признания независимости республики Москвой, 30 сентября исполняется двадцать лет со дня победы абхазской армии в войне за независимость. Торжественные (часто проводимые совместно с российской стороной) мероприятия, заполнявшие весь август и сентябрь 2013 года, естественным образом должны были укрепить властные позиции президента Абхазии и стать иллюстрацией благополучного развития российско-абхазского сотрудничества.

В этой обстановке силам, враждебным как абхазскому президенту, так и российскому влиянию в Абхазии, было жизненно необходимо сделать решительный ход, чтобы показать руководству обеих стран, что не все зависит от доброй воли Москвы и Сухума.

Казалось бы, преступление беспрецедентное, однако только на первый взгляд. Очень символично, что убийство произошло за два дня до 11 сентября – в этот день исполняется 18 лет другому политическому убийству, тоже напрямую касавшемуся российско-абхазских отношений. В этот день на пороге своей квартиры был убит вице-премьер Абхазии Юрий Воронов. Известный политик и последовательный сторонник России, Воронов имел обширные связи в Москве, а будущий президент Абхазии Сергей Багапш рекомендовал абхазскому руководству сделать Воронова вице-президентом республики. Вероятно, чрезмерное возвышение Воронова показалось крайне опасным противникам российского влияния. Вину за его смерть возложили на грузинские спецслужбы, однако в эту версию в Абхазии слабо верили, и последующие события лишь укрепляли это мнение.

24 января 1997 года в Сухуме был убит депутат парламента Анатолий Какубава, 15 августа 2000 года – общественный деятель Зураб Ачба, 9 июня 2004 года – Гарри Айба, один из лидеров движения «Амцахара» (ныне – партии, составляющей главную опору президента Анкваба). Эти убийства каждый раз происходили в период осложнения внутриполитической обстановки, и каждый раз общественности не предлагалось другой версии, кроме причастности Тбилиси. Затем, после смены власти в 2004 году, началась многолетняя «охота» на Анкваба, который по числу произведенных на него покушений уже почти сравнялся с российским императором Александром II. Кроме того, 26 января 2009 года был застрелен заместитель главы МВД Закан Джугелия, дважды покушались на главу администрации Пицунды Беслана Ардзинба – 20 сентября 2007-го и 1 июня 2009 года. Оба они были сторонниками Сергея Багапша и Александра Анкваба.

Таким образом, гибель российского дипломата стала только звеном в длинной цепочке убийств, которые регулярно совершались в Абхазии в прошедшие годы. Несмотря на то, что в ряде случаев следствие не привело и уже вряд ли приведет к раскрытию (в особенности это относится к убийствам 1990-х), ни для кого не секрет, кто был в состоянии организовать такие преступления - «теневые» структуры. Понятно также, у кого хватило дерзости организовать нападение как на вице-премьера абхазского правительства в 1995-ом, так и на сотрудника посольства великой державы в 2013-ом. В любом случае, при расследовании этого преступления следствие будет исходить из доказательств, а политические комментарии должны определяться, исходя из известной формулировки: «cui prodest» – «кому на пользу?»
Убийство Дмитрия Вишернева – вызов, брошенный и Владимиру Путину, и Александру Анквабу. Каким будет ответный шаг, неизвестно, если учитывать сложную международную обстановку, но он, скорее всего, состоится.

15795 просмотров

Популярные